Логотип
Размер шрифта:
Шрифт:
Цвет:
Изображения:
05.12.2009

Культурное единство Азии

А.А. Бондаренко

КУЛЬТУРНОЕ ЕДИНСТВО АЗИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

(выступление на семинаре, организованном в СПбГУ Фондом Горбачёва)

Всякий раз, когда речь заходит о глобализации как некоем метасоциальном процессе и проблемах его адаптации к условиям различных социокультурных систем и межкультурных взаимодействий, встает целый ряд новых вопросов. Ключевыми в этом ряду представляются вопросы выявления внутренней сущности, так сказать, инвариантной основы глобализации, вопросы её связи и соответствия духовно-нравственной природе человека и традиционным этико-культурным устоям общества.

Именно в этом контексте интересно рассмотреть вопросы, вынесенные в повестку дня организаторами настоящего форума. Современные проблемы и перспективы сотрудничества между странами и народами, в том числе и в регионе Северо-восточной Азии, будь то проблемы территориальные или инфраструктурные, проблемы безопасности или управления, относятся ли они к сфере политической или имеют чисто экономический характер, – все они обладают специфической зависимостью от нарастающих в мире глобальных процессов с их неравномерностью, болезненностью, расшатыванием привычных устоев и механизмов принятия решений на всех уровнях.

Таким образом, вопрос о реальной основе реальных и – часто – управляемых глобальных процессов оказывается важнейшим. Будет ли такой исключительной основой достаточно специфический и недостаточно универсальный комплекс идей либерализма и свободного рынка с его преимущественной ориентацией на материальную сторону жизни или основу глобализации в более широком и, видимо, более верном её понимании составит выработанный тысячелетней историей человечества комплекс идей Духовности – Этики – Культуры, иначе говоря, нравственный закон?

Именно Культура, в широком смысле являясь выражением духовной и исторической традиции, общественного и индивидуального опыта, взятых в обобщённом единстве, даёт универсальную основу для преодоления т.н. «глобальных» трудностей. Имманентная, генетическая согласованность всех естественных компонент социума на базе Культуры в различных её аспектах делает это преодоление реальностью. На этом пути можно достичь и желаемого изменения парадигмы - от региональных разделов и дезинтеграции к региональному сотрудничеству и интеграции. На этом пути может быть не только достигнуто общее понимание и согласие, но и обеспечен естественный системный рост, немыслимый без развития составляющих частей, подсистем и элементов, общее оживление и наполнение динамикой жизни.

Видимо, в этом смысле, будет правильно понимать необходимость, по мысли г-на Т. Сэкимото, укрепления собственной идентичности стран для избежания риска маргинализации. Это создаст возможность образования устойчивой коалиции культур, информационное единство которой создают уже не столько «язык и шрифт священного писания» (Г.С. Померанц), сколько цельность этического и творческого подхода к совместно решаемым глобальным проблемам, поверх догматических различий. Это и будет тем «божественным узлом», о котором мечтал известный французский писатель-гуманист А. де Сент-Экзюпери.

А вот что говорит об этом современные нам мыслители: «Только преодолев помраченный ум, дробный и дробящий, можно увидеть множество как единство — и связать все великие культуры, не стирая их различий, божественным узлом. Это необходимый шаг к глобальной системе нравственных норм. Без общих святынь (или общего понимания священного) пирамида ценностей, пирамида норм рассыпается на отдельные прутики. И то, что для одних добро, для других зло» (Г.С. Померанц). И далее (он же): «Я, например, каждый раз поражался, до какой степени скульптурная буддийская Троица VIII века в Наре по своему настроению напоминает Троицу рублевского типа». Мне посчастливилось 19 лет тому назад несколько недель путешествовать по Японии, и я могу лишь подтвердить совпадение моих личных впечатлений с упомянутыми.

Необходимо прислушаться к своей внутренней природе и признать значимость этой природы не только для себя, но и для собеседника. Необходим внутренний и внешний диалог, который, в конце концов, приведёт к глобальной этике, даст единый подход к решению общих проблем.

Возможно ли это? Возможно ли, мыслимо ли глобальное единство культур? Ведь мы своими глазами можем наблюдать нарастающее сопротивление антиглобалистов. Теперь в Чили. И всё же единство Культуры с большой буквы во всём её многообразии существует, несмотря на все утеснения, одновременно отставаясь влекущей мечтой. В ряду таких мечтателей не только знаменитые философы-утописты или великие путешественники, но и крупные исторические и военные деятели: Александр Великий, Чингисхан, Тимур, Пётр Великий, Наполеон.

Невозможно не признать, что известные всплески масштабных исторических объединений народов начинались с интенсификации культурных и экономических связей и обменов, где каждый из участников такого процесса имел самостоятельную значимость и действовали более-менее единые правила, принятые участниками. Такое состояние сообщества можно назвать фазой многополярности. Однако часто на каком-то этапе происходило соскальзывание в фазу однополярности, когда формировался некий центр силы, который радикально упрощал ситуацию в свою пользу, односторонне ломая принятые договорённости и развязывая крупномасштабную войну. Не касаясь причин в каждом отдельном случае, можно, тем не менее, сказать, что среди такого рода «глобализаторов» были и весьма успешные.

Стоит вспомнить Чингисхана с его огромной кочевой империей, наполнившей удивительной динамикой огромные пространства Евразии. Можно по разному относится к такого рода примерам, но следует признать, что Россия, Китай и Япония, каждая из стран в своей мере и по-своему, являются наследниками этого опыта военно-государственного и культурного строительства.

Думается, в наше время мы имеем сопоставимые с тем временем по новизне и радикальности, а зачастую и последствиям структурные преобразования этого и премыкающих к нему регионов. И тогда, и сейчас ключевую роль играет обеспечение быстрой и надёжной связи, как залога эффективности преобразований и управления. И тогда, и сейчас важнейшим является вопрос веротерпимости, поликонфессиональности и полиэтничности. И тогда, и сейчас не менее важен вопрос единства правового регулирования обширных территорий и учёта местных традиций. Нужно отдать должное тому времени, помня не только жесткость и даже жесткость Темучиновой Ясы, но и её высокий моральный заряд.

Касаясь предшествовавшего Чингисхановым завоеваниям тысячелетия и роли духовных учений, востоковед Юрий Николаевич Рерих писал: «Не будет преувеличением сказать, что в течение первого тысячелетия нашей эры буддизм создал культурное единство, которое дало возможность идеям свободно расцвести и вызвало замечательный рост искусства и литературы (…). Это единство взглядов дало возможность знаменитому китайскому буддийскому ученому и путешественнику Сюань-цзану посетить в VII веке Индию, и где бы он ни проходил во время своего долгого путешествия через центральноазиатские пустыни, в приречных оазисах Таримского бассейна и в шатрах (…) тюркских вождей, везде он встречал понимание и готовность помочь ему в его странствии». Такого рода примеры можно привести и характеризуя лучшие периоды христианской или даосско-конфуцианской цивилизации.

Как известно, Юрий Рерих вместе со своим отцом, выдающимся художником, археологом, педагогом, общественным деятелем Николаем Константиновичем Рерихом, а также матерью Еленой Ивановной и братом Святославом в составе организованных ими выдающихся экспедиций тщательно изучали культуру и быт народов Центральной и Северо-восточной Азии, составляли художественную и историко-этнографическую панораму жизни населяющих эти регионы народов, выявляли истоки единой общечеловеческой культуры.

Николай Рерих стал автором оригинального учения о Культуре и первого в истории Международного договора об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха, Вашингтон, 1935 г.).  На его основе, а также на основе решений Гаагских конференций 1899 и 1907 годов была подготовлена знаменитая Гаагская конвенция 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

Наследие этой семьи, также как и других крупных исследователей культуры Азии может сыграть важную роль в поисках путей сотрудничества в регионе.

Охрана культурного разнообразия мира — один из важнейших аспектов Рериховской концепции Культуры. В статье «Звучание народов» Рерих называет его «фактором прогресса», он пишет: «Никто не будет возражать против индивидуальности, как выражения неповторимого ценнейшего комплекса чувств и творческих способностей. Если же существует всеми ограждаемая индивидуальность личности, то и в каждом коллективе, будет ли это коллектив семьи, государства, народа, отображается своя индивидуальность – значит, и это качество должно быть охраняемо». Практически ту же мысль мы находим во Всеобщей декларации ЮНЕСКО о культурном разнообразии, принятой в Париже в 2001 году: «Защита культурного разнообразия является этическим императивом, она неотделима от уважения достоинства человеческой личности». Генеральный директор ЮНЕСКО г-н Коитиро Мицуура назвал принятую декларацию важным инструментом «гуманизации глобализации», формирования глобализации с человеческим лицом. Защищая культурную самобытность, декларация выражает стремление к утверждению «более широкой солидарности, основанной на признании культурного разнообразия, осознании единства человечества и развитии межкультурных обменов». В документе выражается необходимость «сохранять, популяризировать и передавать будущим поколениям культурное наследие во всех его формах, отражающих опыт и чаяния человечества». В Декларации отмечается невозможность «только силами рынка» обеспечить сохранение и поощрение культурного разнообразия как «ключевого фактора устойчивого человеческого развития», подчёркивается важнейшая роль государственной политики, осуществляемой в партнёрстве с частным сектором и гражданским обществом. Культурное разнообразие – залог креативности общества, его творческого потенциала.

Говоря о принципах гуманной глобализации, можно вслед за Рерихом повторить: «Знаменательно, что в основу новых преобразований и преуспеяний полагаются принципы, завещанные глубокой древностью. […] Нам это обращение к вечно Живой Этике очень близко. Ведь на непоколебимых, вечных основах этических может строиться и настоящее преуспеяние и благосостояние народов. Трезвость, дисциплина, самосознание, понимание обязанности и стремление к строительству построиться не на отрицательных формулах, попирающих всё бывшее, но именно на утверждении незыблемых начал». Эти слова он записал в январе 1935 года в Пекине, высоко оценивая принципы провозглашённого тогда в Китае «Движения новой жизни».

Рерих констатирует стремление народов Азии к активной социальной жизни и созидательному строительству на основе возрождения лучших традиций собственной истории и культуры, которые являются неотъемлемой частью истории и культуры мировой. «Мужество и честь самураев, воинов; героизм и самоотверженность женщины; углубленный труд рабочего и земледельца придают несомненное очарование Ниппону, – пишет он. – (…) Японский народ, осознавая богатые традиции, понесет и дальше высокую культуру, которая уже помогла ему занять в мире такое выдающееся место».

В этом многоголосном диалоге России, Японии, Китая, других участников мы можем видеть тот самый принцип К+К = кооперация+конкуренция, который понемногу вводит в практику ту самую «философию взаимной выгоды посредством взаимного доверия», о которой напоминает нам г-н Т. Сэкимото. «Идет соревнование культурных миров и отдельных культур в решении глобальных проблем — экологических, социальных, духовных. И этот диалог нельзя остановить, нельзя ограничить». Его можно сознательно подвести под единый купол Культуры, под которым, как говорил Николай Рерих, всем хватит места.

Eye просмотров: 202