Логотип
Размер шрифта:
Шрифт:
Цвет:
Изображения:
05.12.2009

Пакт Рериха и рериховский проект

ПАКТ РЕРИХА И РЕРИХОВСКИЙ 
ПРОЕКТ ВСЕМИРНОЙ ЛИГИ КУЛЬТУРЫ КАК КОМПЛЕКС ИДЕЙ ГУМАННОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Подобно тому, как ребёнок, ощущая свою растущую силу и независимость особо нуждается в родительском внимании, ненавязчивом, но определённом, чуждом губительных иллюзий, так и человеческое общество, человечество в целом, всё более и более ощущая свои возрастающие возможности и тесноту планетных рамок, нуждается в защите своей целостности, своего здоровья и самой жизни как от катастрофических «внешних», природных, воздействий, так и, в конце концов, от самого себя, от собственного неразумия.

Этика и её основополагающая роль в индивидуальной и общественной жизни

В ходе истории человечество «выработало» множество законов, норм, установлений, ограничений, целями которых являются:

  • общественная и личная безопасность человека

  • создание наиболее благоприятных условий для жизнедеятельности людей и их сообществ;

  • развитие и совершенствование социальной и индивидуальной жизни.

Каждое из многообразных учений и мировоззренческих парадигм предлагало свою этическую систему как свод наиболее общих принципов гармонизации индивидуального и общественного бытия в мировой эволюционной перспективе. Таким образом, этика стала исторически первым выражением представлений о направленности и условиях развития человечества, его эволюции в эволюционирующем мире. Она явилась сублимированным выражением своеобразной «родительской» опеки сознания наиболее совершенной части человечества над растущим человеческим обществом, основой его культурного, интеллектуального и материального становления.

Хорошо известно, что взаимоотношения между опекаемым и его покровителем не всегда складываются безоблачно, даже если окажется, что этот покровитель столь ненавязчив и терпелив, что готов ждать чуть ли не вечность пробуждения голоса совести и ответственности в душе опекаемого. При этом он готов сносить всевозможные лишения, отрицания и поругания, претерпевать самые невероятные перемены и метаморфозы, оставляя в себе неизменным только одно – любовь и сострадание к своему подчас неразумному подопечному.

Вспомним старую русскую сказку о Марье-искуснице, похищенной злым колдуном Водяным, и её малолетнем сыне Иванушке, отправившемся на поиски своей матери и в конце концов освободившем её из плена чародея. Современное человечество в своих поисках правды, справедливости и лучшей жизни очень напоминает сказочного Иванушку, взыскующего любви, заботы и покровительства как будто исчезнувшей из его жизни матери. Хорошо известно, что Чародей пытается всеми правдами-неправдами помешать мальчику, сбить его с толку. То он отрицает самое существование Марьи-искусницы, то, признав, ставит Иванушку перед неразрешимой загадкой. Водяной отражает Марью-искусницу в водах волшебного озера и множит её образ, предлагая безнадёжный выбор. Однако сын знает, что за множеством «копий» скрывается первообраз, его мать. И задача его – разыскать, найти её по теплу сердечному, ибо чисто рационального решения у задачи нет.

Так и широко распространившиеся в настоящее время представления о существовании областей социальной жизни свободных от этики, о множестве «этик» и конфликте культур, придётся признать интеллектуальной иллюзией. Глобальные вызовы современности и новейшие достижения науки, среди которых особую роль играет идущая на смену старой новая синергетическая парадигма, побуждают нас стремиться за покрывало великой иллюзии и дают надежду на успех.

Понятия ответственности и мужества, дерзновенного познания и творчества, сердечного устремления и любви обретают плоть и кровь, помогая рассеять мираж чародея. Они одни помогают обрести неколебимую убеждённость в духовном единстве человечества, его непреложности и внутренней (нетривиальной) тождественности миру. Об этом говорит современная философия и синергетика, уточняя так называемый антропный принцип и вводя понятие масштабной инвариантности, об этом же давно сказано в древнейших учениях и основных религиозных доктринах, которые в своей языково-понятийной системе возводят человека и человечество в целом к Единому Образу и Его Подобию.

Убеждённость в этом без преувеличения великом единстве и любовь к ближнему как конкретное выражение этого тождества человека и мира подводят к единому основанию жизни как Общему, Универсальному Благу. И сам этот путь есть путь следования единой Этике, через Культуру к Миру в высшем его понимании. Без связи с корнем единой Этики и Культуры, без укоренённости в духовной сфере, человечество теряет фокус зрения и ослепляется иллюзией множественности и конфликта культур и «этик». Но, как сказал мудрец, «то не споры… а большие и малые потоки истины, стекающие в Единый Океан Истины».

Говоря об этике как действенной практической философии, невозможно обойти стороной вопрос сохранения культурных ценностей, культурного достояния человека и общества. Под культурным достоянием здесь понимается не только материальная составляющая человеческого творчества, его результаты и культурные накопления материального плана. Культурные ценности – это, в том числе и, прежде всего, ценности нравственного, духовного порядка, а также природный потенциал как совокупный комплекс первичных условий, пространство и атмосфера социального бытия

[1] . Именно сохранение и приумножение культурного достояния может служить надёжной основой усовершенствования и преображения жизни.

В современной России остро стоит вопрос о формировании развитого гражданского общества, рассматриваемого в качестве «единственной приемлемой социальной структуры, в которой только и может осуществляться полноценная жизнь человека» [2] , причём в условиях гарантированного общественного мира, безопасности и согласия в обществе. Острота и сложность вопроса, его зависимость от комплекса многообразных проблем экономического, политического, глобального и мировоззренческого характера выдвигают на первый план как раз вопрос сохранения базовых, универсальных, т. е., в конечном счете, культурных ценностей. Таким образом, охранение Культуры как путь достижения общественного мира и согласия становится одной из главных задач формирующегося гражданского общества.

Именно Культура во всём своём многообразии, имея универсальной основой Этику (согласно А. Швейцеру) позволяет надёжно функционировать универсальным механизмам гражданского общества поверх всех социальных различий и идентификаций. Именно на этой основе гражданское общество, будучи результатом самоорганизации людей и общественных групп, охранителем их прав и свобод, может и должно согласовывать эти комплексы прав и свобод. Противопоставление гражданской универсальности и идентификационной партикулярности может быть снято только практическим выявлением единого фундамента Духовности – Этики – Культуры [3] . Об этом будет сказано в дальнейшем.

Ключевым понятием такой практики является понятие ответственности. Ведь этика – это и есть ответственность, жизненное соответствие своему внутреннему творящему единству, если угодно, соответствие Творцу, по Образу и Подобию которого мы созданы или считаем себя созданными. Можно сказать, речь здесь идёт об ответственности человека за своё и ближнего своего культурно-нравственное достоинство, состояние творческого потенциала, традиционно называемого Духом. Такое понимание социальной ответственности тесно связано с современным истолкованием смысла нравственного служения, его непреложностью и доступностью. Говоря словами Н.К. Рериха, «Служение Культуре есть благородный подвиг человечества. Обязанность каждого мыслящего во благо внести своё сотрудничество в общую чашу эволюции» [4] .

Возвращаясь к сюжетам старых сказок в поисках подсказок для решения сегодняшних проблем, постараемся помнить о высшем призвании человека, о том, что сказано в недавнем документе «Обращение российской науки к международному научному сообществу»: «Научная теория развития общества представляет собой особый вид научной теории, …которая отличается от научных теорий других областей знаний тем, что как конструктивная теория она может быть создана лишь под самую высокую общечеловеческую цель» [5] .

«Любовь, подвиг, труд, творчество – эти вершины восхождения при любой перестановке сохраняют восходящее стремление. Какое множество привходящих понятий они заключают в себе! Какая же любовь без самоотвержения, подвиг без мужества, труд без терпения, творчество без самосовершенствования! И над всем этим воинством благих ценностей водительствует сердце. Без него самые терпеливые, самые мужественные, самые устремлённые будут холодными гробами! Отягощёнными знанием, но не окрылёнными будут бессердечные!» – говорится в Живой Этике [6] .

Николай Рерих – инициатор создания глобальной системы
охраны культурного достояния человечества

Одной из характерных особенностей всех Рериховских построений была их жизненность, можно даже сказать, практичность. Не составляет исключения и разработанная им концепция Культуры и система защиты культурного наследия в широком его понимании. И в наши дни Рериховский опыт деятельности в сфере миротворчества, просветительства и культуры осознаётся как исключительно важный.

Ключевым, центральным звеном этой работы является Музей как средоточие всех направлений человеческого творчества в их многообразных аспектах. Задача Музея – воплотить комплекс идей:

  • духовного единства людей, их внутренней устремлённости к усовершенствованию и творчеству, к Знанию, Красоте и Культуре;

  • союза всех родов творчества и культурного синтеза;

  • ответственности человека за свое творческое призвание и Общее Благо.

Музей – это точка соприкосновения человека с живой исторической традицией, опытом и тайной творчества. Поэтому он выступает не только как охранитель культурного достояния в виде музейных предметов и коллекций, но и как охранитель культурного достоинства в человеке, его духовности и нравственности. Музей становится местом взаимодействия различных общественных тенденций на основе всевмещающего понятия Культуры и таким образом наделяется дополнительными функциями социального, гражданского характера. Строя свою работу на прочном фундаменте передовой науки, Музей обращает её результаты широкому кругу посетителей. Именно здесь возникает уникальная возможность соединения, сочетания здоровой элитарности науки с массовой общественной инициативой.

Результаты такого объединения могут быть выдающимися. Этому есть примеры. И ярчайший из них – это двадцатилетняя работа (1921–1941 гг.) международного комплекса научных, художественных, просветительских и общественных организаций, созданных Н.К. Рерихом. Ядром этого комплекса стал Музей Рериха в Нью-Йорке с филиалами в Прибалтике и Гималаях.

Это был настоящий междисциплинарный, межконфессиональный и профессиональный центр, где создавались условия для соединения Искусства и Науки на основе синтезирующего начала Культуры, не терпящего ограничений, умалений, разделений, условностей. По словам Н.К. Рериха, «все условности, так вредящие прогрессу, порождены лишь невежеством» [7] . Музей как Обитель Муз, средоточие творчества, становится Обителью Культуры, школой – мастерской – институтомслужения Свету и Общему Благу, ибо в основе такого служения содержится самоусовершенствование и свободное творчество. При этом Культура, понимаемая как «сумма всех достижений огненного творчества» является панацеей, выше которой «не знало человечество, да не будет знать» [8] . Она – то всевмещающее понятие, под куполом которого всем хватит места [9] . Рерих называет Культуру душой народов. Невольно вспоминается его дневниковая запись первых месяцев после окончания университета:

« – Скажи, пожалуйста, душа в тебе есть?

Я возмутился:

– От человека с Университетским образованием даже странно такой ни с чем не сообразный вопрос слышать. Ведь должен же ты знать, что, что другое, а душа обязательно на каждого человека полагается» [10] .

Создавая Музей в Нью-Йорке, Рерихи тем самым не только отвечали внутреннему зову творчества и усовершенствования, они давали ответ вызовам своего времени, наполненного войнами, крушением культуры и одичанием целых стран. Н.К. Рерих рассматривал созданные учреждения именно как отвечающие нуждам времени, говорил о жизненной практичности их как раз в дни международных недоразумений и острой борьбы [11] .

Это брошенное семя проросло и дало мощный росток в виде масштабного целостного комплекса знаний, подходов, практических мер, экспедиций, организаций и обществ, ядром которого стала целостная этико-философская система, названная Живой Этикой [12] . Она соединила в себе глубинные традиции, в первую очередь, восточной философии и новейшие достижения европейской науки. В этой системе было вскрыто внутреннее тождество основных мировых религий и их соответствие новейшим научным данным в области физики, химии, геологии, психологии, других областях, предугаданы новые научные направления, например, такие как синергетика [13] . Особое внимание Живая Этика уделяет вопросам самопознания и самоусовершенствования, связи человека с его внутренней природой, вопросам индивидуального и общественного творчества, сотрудничества и кооперации, воспитания и становления человека.

Именно положения этой универсальной этической системы, укоренённой в вековой духовной традиции, и богатый опыт научной, художественной, просветительской и административной работы, приобретённый Н.К. Рерихом ещё в России, продиктовали обозначенный выше подход к учреждению в Нью-Йорке в 1921 г. Института Объединённых Искусств, а затем построению Музея как центра всей деятельности. Показательно, что это стало возможно благодаря широкому отклику культурных сообществ в разных странах мира: США, странах Латинской Америки, Франции, Бельгии, Югославии, Чехословакии, Литве, Латвии, Эстонии, Германии, Китае, Японии и т. д. Здесь в полной мере проявился уже упомянутый принцип соединения достижений науки и образования с гражданской инициативой, а также широкое понимание задач Музея.

Рерих возражал против отношения к созданному им Музею как к «музею одного человека». Он говорил: «Мне не нравилось это наименование, потому что в непонимающих умах оно звучало как некое ограничение, между тем в программу нашу именно понятие ограничения не входит». Он рассматривал имя как знак индивидуальности, характера, создающих стиль, т. е. «печать века и ритм Вечности» [14] .

В то время уже были задуманы и начаты Отдел Американского искусства, Восточный и Русский Отделы, заложены основы Музея религий, началась разработка планов создания Французского, Испанского, Шведского, Финского и Южно-американского Отделов, предпринимались попытки создания Итальянского Отдела. Всё здание Музея должно было служить, по словам Рериха, «разнообразным Отделам человеческого творчества, являясь живым Культурным центром, предоставленным в народное пользование». Этот план рассматривался как ближайшая задача. Предполагалось устройство секций, посвящённых отдельным индивидуальностям, где находило бы выражение «цельной деятельности, напоминающей и зовущей к построению будущей жизни» [15] .

Тем самым перед Музеем ставилась практическая задача – помощь в построении будущей жизни, как индивидуальной, так и общественной. А для этого необходимо обращаться не только к разным слоям общества, но и к разным странам и конфессиям. Такая открытость проводилась неуклонно и последовательно. Более того, связь с культурными обществами была воплощением принципа соединения усилий общественности и научных, педагогических и творческих кругов. Рерих называл многообразные культурные общества, связанные с Музеем, хранителями создаваемых Отделов. Таким образом, устанавливалась взаимная связь, когда наука и творчество через образование дают возможность кругам инициативной общественности приобщиться к серьёзной, созидательной деятельности, корректируя и направляя их устремления. Общественная же инициатива подпитывает образование, науку и искусство не столько в материальном плане, сколько внося в деятельность пульс жизни и новые практические задачи.

Поэтому, говоря о развитии Музея, Н.К. Рерих предостерегал от урезания работы «какими-то преднамеренными программами»: «Пусть сама жизнь выявит, где и в чем наибольшая жизненность или подвижность. Сама история нарастаний покажет, которые элементы были наиболее широко мыслящи и строительны» [16] . Или: «Именно наука должна приглашать в свои заповедные поля всех любителей. Именно любовь и сердечная заботливость создает те блестящие заповедники, которые двинут по пути культуры будущие поколения» [17] .

Перед нами подход универсальный по характеру его применения и глобальный по охвату явлений и проблем. Именно он создал условия и возможности для вывода на международный уровень задачу практического построения мировой системы охраны культурного достояния человечества в самом широком его понимании. Повторимся: это понимание включает в себя не только материальную составляющую результатов человеческого творчества и культурных накоплений. Культурные ценности – это, прежде всего, ценности нравственного, духовного порядка, а также природный потенциал планеты [18] .

Таким образом, была поставлена главная задача – охранение и приумножение культурного достояния как основы усовершенствования и преображения жизни. Основным средством её комплексного решения стало Учение Живой Этики и созданный на его принципах союз научных, художественных, образовательных учреждений, общественных организаций, комитетов и инициативных групп в десятках стран мира с центром в Нью-Йоркском Музее Николая Рериха. Деятельность этого единого организма опиралась не только на авторитет крупнейших и просвещённейших деятелей культуры, науки и политики, но и на поддержку государственных органов, как в Америке, так и в Европе. Эта поддержка выражалась, прежде всего, в усилиях по формированию национальной и международной законодательной базы. Рождалась система, которая «всё более и более приобретала общественно-государственный характер, создавая ясные алгоритмы принятия важнейших решений в различных сферах жизни. В общественном сознании реанимировалась система ценностей, основанная на приоритете духовности и свободного творчества, тем самым создавая предпосылки для сглаживания антагонизма между государством и обществом, цивилизацией и культурой, всё расставляя на свои места» [19] .

Среди замечательных достижений созданной системы одним из самых важных стало принятие странами западного полушария Международного договора об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха, Вашингтон, 1935 г.). Этот договор остаётся действующим до нашего времени и по ряду позиций остаётся непревзойдённым в последующих документах аналогичного характера (например, в таком основополагающем международном документе современности, как Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооружённого конфликта, Гаага, 1954 г.). В основном, это касается трёх пунктов:

1) Требования уважения, покровительства и охраны культурных ценностей не только в военное, но и в мирное время (преамбула и статья 1);

2) Расширительного понимания культурных ценностей с включением в него человеческого фактора в индивидуальной и общественной формах (статья 1);

3) Использования для обозначения памятников и учреждений отличительного флага – Знамени Мира, символа глубокого историко-философского значения, укоренённого в тысячелетних культурных традициях народов Востока и Запада.

Развитием идей Пакта стал Рериховский проект Всемирной Лиги Культуры (ВЛК), которая рассматривалась «как кооперативное объединение научных, художественных, промышленных, финансовых и прочих учреждений, обществ и личностей, работающих в пределах культурных путей». Осуществление этого проекта пришлось «заморозить» уже через три года после его начала. Виною тому годы Великой депрессии в США, а вернее сказать, предательство трёх ближайших доверенных лиц в Нью-Йорке, произошедшее в то время, когда Рерихи находились в Манчжурской экспедиции, а затем и последовавшая Вторая мировая война. Однако проблемы, которые была призвана преодолевать ВЛК, никуда не делись, несмотря на годы последовавшего за войной мирного времени и создание таких международных организаций как ООН и ЮНЕСКО, много потрудившихся на ниве миротворчества и культуры.

С каждым днём число и трудность этих проблем возрастают, они принимают новые обличья. Поэтому необходимо реанимировать опыт 70-летней давности, необходимо на основе всестороннего и объективного изучения использовать его в наши дни. Вот лишь несколько направлений и задач, для которых роль органа, подобного ВЛК, могла бы стать одной из ключевых.

1. В сфере мирового развития: Координация и стратегическое планирование развития и движения человеческого сообщества по пути Культуры – Этики –Творчества, предполагающее бережное отношение людей к природному и культурному достоянию мира.
2. В сфере глобальной политики: Уравновешивающее начало и организационная основа стабильного мира.
3. В социально-экономической сфере: На смену так называемой экологической экспертизе общественно-значимых проектов должна прийти более глубокая системная экспертиза под эгидой отделений ВЛК, включающая в себя экологический, культурологический, этический и другие не менее важные аспекты.
4. В сфере творчества: Поощрение научного, художественного и иного общественно-значимого творчества через скоординированную систему специально образованных общественных институтов поддержки науки, образования, искусства и культуры в широком смысле.
5. В сфере культурного и общественного строительства: Активизация общественных сил для решения насущных задач, стоящих перед обществом. Расширение пространства общественной инициативы на путях культуры, что, в частности, приведёт и к росту занятости населения в общественно-значимом труде.
6. В сфере этнокультурных связей: Гармонизация и взаимообогащение культурных традиций различных народов и этнических групп на основе систематических межкультурных обменов.

7. В сфере идеологии: Повышение роли морально-нравственных факторов и этики в сознании, жизни и деятельности людей, в отношениях между государствами, культурами, религиями, в человеческом общении [20] .

«Мир через Культуру» – путь гуманной глобализации

Современные исследователи, характеризуя сегодняшние глобальные тенденции, часто говорят об открытом обществе, о значимости и реальной силе знаний, о мире без границ и человеке как граждане мира, об опасном несоответствии между глобальным масштабом вставших проблем и ограниченными подходами и методами их решения, о взаимозависимости и взаимоуязвимости мира. Важнейшей характеристикой сущности глобализации при всей многочисленности её определений признаётся создание нового качества всеобщности социального бытия, формирование глобального сообщества, в рамках которого иные социальные образования, в том числе национально-государственные, выступают как более или менее самостоятельные структурные единицы.

И, без сомнения, обозначенный нами выше комплекс вопросов обновления и единения страны обладает специфической зависимостью от нарастающих в мире глобальных процессов с их неравномерностью, болезненностью, расшатыванием привычных устоев и механизмов принятия решений на всех уровнях вплоть до международного, что уже сейчас приводит к негативным результатам в различных сферах жизни. И примеров тому множество. Это и снижение роли международных организаций и институтов (вплоть до ООН) и национально-государственных суверенитетов, и реальная угроза утраты этнокультурной самобытности, а с другой стороны, усиление региональных конфликтов, рост международного терроризма, да и в целом, антисоциального поведения, общее снижение нравственности и культуры. Таким образом, важнейшим оказывается вопрос о реальной основе глобализации. Будет ли это специфический комплекс идей либерализма и свободного рынка с его преимущественной ориентацией на материальную сторону жизни и обеспечение временного благоденствия «золотому миллиарду», или основу глобализации в более широком и, видимо, более верном её понимании составит выработанный тысячелетней историей человечества комплекс идей Духовности – Этики –Культуры, иначе говоря, нравственный закон?

Нам, думаю, ближе второй подход. Именно им и продиктованы темы многих выступлений на сегодняшней конференции.

Именно Культура, в широком смысле являясь выражением духовной и исторической традиции, общественного и индивидуального опыта, взятых в обобщённом единстве, даёт универсальную основу для формирования гражданского общества. Имманентная, генетическая согласованность всех естественных составляющих общества на базе Культуры в различных её аспектах делает создание в нашей стране гражданского общества реальностью. На этом пути может быть не только достигнуто общественное согласие, но и обеспечен естественный системный рост страны, немыслимый без развития составляющих её частей, подсистем и элементов.

В чём же проявляется базовая универсальность Культуры, её ни с чем несравнимый потенциал единения? Рассмотрим пять важнейших аспектов, связанных с определением индивидуальной и групповой идентичности: конфессиональной, этнической, корпоративной, сословно-имущественной, национально-государственной (Конечно, между указанными понятиями не может быть чётких границ, что само по себе также свидетельствует о наличии у них общего ядра). В плане конфессиональной идентичности универсальность Культуры состоит во внутреннем единстве религий, связанном с духовным единством человечества и его эволюцией, в плане этнического самоопределения универсальность Культуры означает внутреннее архаическое единство культурно-бытовых традиций народов, опять-таки связанное с единством происхождения и духовного опыта людей, в профессионально-корпоративной сфере это – единая духовно-этическая природа всякого труда и его устремлённости к свободному творчеству. Несколько особняком стоит сословно-имущественный аспект, однако и здесь универсальным будет понятие свободы личности и творческой индивидуальности. Что же касается национально-государственной идентичности, то на первый взгляд, для задачи построения гражданского общества в отдельно взятой стране этот аспект не играет такой уж важной роли. Однако особенности России, её полиэтнический, поликонфессиональный характер, общий низкий уровень благосостояния населения при сильнейшем имущественном расслоении заставляют обратить на этот аспект серьёзное внимание. Здесь универсальность Культуры проявляет себя в просвещённом патриотизме.

Таким образом, мы обязаны говорить об особом значении вопросов укрепления духовно-нравственных основ единства человеческого общества, сохранения и приумножения потенциала Культуры как универсального фундамента общественного бытия.

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

 


[1] Зависимость природного потенциала Земли от мотивации и результатов человеческой деятельности ставит его в ряд ценностей, имеющих как материальное, так и культурное, духовное измерение.

[2] Солонин Ю.А., Кулакова Т.А. Через PR к гражданскому обществу // Санкт-Петербургский университет. СПб., 2000. № 28. С. 27.

[3] Триадность единой основы intuitio –  ratio –  emotio по Р.Г. Баранцеву. См.: Баранцев Р.Г. О тринитарной методологии // Между физикой и метафизикой: Наука и философия. СПб, 1998. С. 51–61.

[4] Рерих Н.К. Декада // Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 206.

[5] Обращение российской науки к международному научному сообществу. Подготовлено редакцией телепрограмм Российского телевидения «Голос разума» и «Согласие» по итогам работы с ведущими российскими и зарубежными учеными и политиками. 17 января 2003 г. вручено лично послу США в России после доклада на совещании в Российской Академии наук.

[6] Учение Живой Этики. Сердце, § 75.

[7] Рерих Н.К. Указ. соч. С. 200.

[8] Там же. С. 202.

[9] Рерих Е.И. Письма в Америку. М., 1999. С 53. Ср. с евангельским: «в Доме Отца Моего обителей много» (От Иоанна 14-2).

[10] См.: Санкт-Петербург и семья Рерихов: сохраним преемственность (Приложение к «Петербургскому Рериховскому сборнику». Вып. II) / Редакторы-составители А.А. Бондаренко, В.Л. Мельников, Ю.А. Ушаков. СПб., 2001. С. 24.

[11] Рерих Н.К. Новая Эра. Monhegan, 1922 // Цветы Мории. Пути Благословения. Сердце Азии. Рига, 1992. С. 106–111.

[12] Или, на восточный манер, Агни Йогой.

[13] Об этом см., к примеру, книгу Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмова «Законы эволюции и самоорганизации сложных систем» (М., 1994).

[14] Рерих Н.К. Декада // Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 202.

[15] Там же. С. 203.

[16] Там же. С. 204.

[17] Рерих Н.К. Фан Мемориал // Врата в будущее. Рига, 1991. С. 27.

[18] Такое видение проистекает, во-первых, из понимания жизни как космического явления, не ограниченного рамками одной планеты и имеющего вселенский характер, во-вторых, понимания духа человека как нерушимой его сущности и основы, соединяющей его с Абсолютной основой и Бытием всего мира и устремлённой к осуществлению этого единства, т. е. к Любви, Истине и Красоте, в-третьих, понимания Земли, выражаясь современным языком, как живой открытой системы, наделённой сознанием. Такие взгляды близки, с одной стороны, взглядам В.И. Вернадского, Тейяра де Шардена (учению о ноосфере), а с другой стороны, взглядам ряда русских религиозных мыслителей, прежде всего, К.Н. Леонтьева, Ф.М. Достоевского и В.С. Соловьёва.

[19] Бондаренко А.А. Пакт Рериха и проект Всемирной Лиги Культуры в условиях глобализации // Рериховское наследие. Труды I международной научно-практической конференции. СПб, 2002. С. 165–169.

[20] См. материалы 31-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО (2 ноября 2001 г., Париж). Аналогичные выводы находим и у участников состоявшихся в 2000 году Первого Гражданского форума в Санкт-Петербурге: «Если мы действительно хотим сформулировать здравую и потому жизнеспособную общенациональную идею, то мы обязаны взять на вооружение принципы… общечеловеческой морали» (Быков В.П. Развитие как национальная задача и идея России // Гражданский форум. Вып. 1. СПб., 2001). В этой связи обратим внимание на оценку, данную Н.К. Рерихом современному ему «Движению новой жизни» в Китае: «Очень знаменательно, что в основу новых преобразований и преуспеяний полагаются принципы, завещанные глубокой древностью… Нам это обращение к вечно Живой Этике очень близко. Ведь на непоколебимых, вечных основах этических может строиться и настоящее преуспеяние и благосостояние народов. Трезвость, дисциплина, самосознание, понимание обязанности и стремление к строительству построиться не на отрицательных формулах, попирающих всё бывшее, но именно на утверждении незыблемых начал» (Рерих Н.К. Движение новой жизни. Пекин, 6 января 1935 г. // Листы дневника. Т. I. М., 1995. С. 111–112).

Eye просмотров: 193