Логотип
Размер шрифта:
Шрифт:
Цвет:
Изображения:
05.12.2009

Педагогические принципы Н.К. Рериха. Американский период

Педагогические принципы Н.К. Рериха
Американский период

Предыдущий докладчик убедительно показала, что ко времени переезда на Запад Николай Константинович Рерих обладал уже значительным багажом как педагог и воспитатель. И естественно, что он быстро нашёл применение своему опыту. Прибыв в США 3 октября 1920 г. [1] , Рерих сразу же возобновил педагогическую деятельность. Между «русским» и «зарубежным» периодами его педагогической активности пролегла тонкая временная полоса в три года, заполненная поездками по Европе, общением с видными деятелями культуры (в том числе и с известными педагогами), работой для театра, литературными занятиями и осмыслением накопленного.

В целом тема педагогической деятельности, вклада Николая Константиновича в образование и воспитание, к сожалению, всё ещё остаётся совершенно чуждой нашей отечественной педагогической науке. До сих пор эта тема не нашла своего педагога, кандидата наук, может быть, будущего доктора наук, который посвятил бы ей свои исследования. Пионерами здесь оказались американцы. Базовым материалом для моего сегодняшнего сообщения явилось исследование Гарабеда Г. Пэлиэна «Вклад Николая Рериха в современную жизнь и образование», представленное «как частичное исполнение требований для степени доктора философии в образовательной школе Нью-Йоркского университета» в 1936 г. Подобная работа в аналогичной школе, называемой Академической гимназией СПбГУ, была проделана в России лишь спустя 60 лет [2] . Американский опыт осмысления педагогического наследия Рериха неповторим, ибо он выполнен учёным, непосредственно наблюдавшим жизнь созданных Рерихом образовательных учреждений. В разделе «Полученные данные» Г.Г. Пэлиэн сформулировал девять так называемых «принципов Рериха, пригодных к воспитанию настоящего времени» (см. Приложение).

Первым и наиболее заметным центром педагогической активности Рериха в США был Мастер-Институт Объединённых Искусств (Master Institute of United Arts), основанный 17 ноября 1921 г. в Нью-Йорке. Николай Константинович предложил начертать на щите этого учреждения следующий девиз-программу из его книги «Пути Благословения»: «Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство имеет много ветвей, но корень един. Искусство есть знамя грядущего синтеза. Искусство – для всех. Каждый чувствует истину красоты. Для всех должны быть открыты врата “священного источника”. Свет искусства озарит бесчисленные сердца новой любовью. Сперва бессознательно придёт это чувство, но после оно очистит всё человеческое сознание. И сколько молодых сердец ищут что-то истинное и прекрасное. Дайте же им это. Дайте искусство народу, которому оно принадлежит. Должны быть украшены не только музеи, театры, школы, библиотеки, здания станций и больницы, но и тюрьмы должны быть прекрасны. Тогда больше не будет тюрем...» [3] .

Как вспоминала Елена Ивановна Рерих [4] , кроме её мужа, у истоков Мастер-Института стояли американцы российского происхождения Морис Моисеевич Лихтман и Зинаида Григорьевна Лихтман (в дальнейшем – Фосдик). В архиве последней сохранилась краткая формула созданного учреждения: Образование, Гармония, Единение [5] .

Поначалу в распоряжении Николая Константиновича не было почти никаких средств [6] . Около года Мастер-Институт располагался в одной большой комнате в доме Греческой Православной Церкви на Манхэттене по адресу 54‑я Вест-улица 312. Как писал Рерих, всё решила встреча с православным священником отцом Лазарем. Так «под крестом Греческого Собора» было положено начало «давно задуманному Институту Объединённых Искусств» [7] . Когда у Рериха спросили, неужели он думает поместить целый институт в одной комнате, он ответил: «Каждое дерево должно расти. Если дело жизненно, то оно разрастётся, если ему суждено умереть, всё равно умирать придётся в одной комнате» [8] .

И дерево разрослось. Интересная и разнообразная программа занятий, талантливые педагоги (около 100), доступность обучения для малоимущих – вскоре всё это принесло Институту большую популярность. Почти сразу после основания Мастер-Института в Чикаго было учреждено международное объединение художников «Cor Ardens» («Пылающее сердце»), у истоков которого также стоял Рерих. Эта организация ставила своей целью объединение творческих индивидуальностей для «духовного сопереживания», в её программе провозглашалось: «Мы должны идти по восходящей дороге благородства, энтузиазма и достижения со всей силой нашего вдохновения». Было избрано 10 почётных президентов от 10 различных стран, и Рерих стал президентом от России [9] .

В 1922 г. к уже утверждённому Правительством США делу Мастер-Института подошёл финансист и меценат Луис Хорш. Правление образовалось в составе: профессор Н.К. Рерих – президент, музыкант и искусствовед М.М. Лихтман – вице-президент, Луис Хорш – казначей, журналистка Френсис Грант – секретарь. Совет учредителей состоял из семи лиц: Н.К. Рерих, Е.И. Рерих, М.М. Лихтман, З.Г. Лихтман, Ф. Грант, Л. Хорш и супруга последнего Нетти Хорш. 11 июля 1922 г. Николай Константинович основал в Нью-Йорке Международный центр искусств «Corona Mundi» («Венец Мира»), в котором много потрудился его сын Святослав Николаевич Рерих.

Для нового учреждения в качестве программного девиза была взята цитата из лекции Николая Константиновича «Красота и Мудрость», прочитанной 11 июля 1922 г.: «Предстали перед человечеством события космического величия. Человечество уже поняло, что происходящее не случайно. Время создания культуры духа приблизилось. Перед нашими глазами произошла переоценка ценностей. Среди груд обесцененных денег человечество нашло сокровище мирового значения. Ценности великого искусства победоносно проходят через все бури земных потрясений. Даже “земные” люди поняли действенное значение красоты. И когда утверждаем: Любовь, Красота и Действие, – мы знаем, что произносим формулу международного языка. Эта формула, ныне принадлежащая музею и сцене, должна войти в жизнь каждого дня. Знак Красоты откроет все “священные врата”. Под знаком красоты мы идём радостно. Красотой побеждаем. Красотой молимся. Красотой объединяемся. И теперь произносим эти слова не на снежных вершинах, но в суете города. И чуя путь истины, мы с улыбкой встречаем грядущее» [10] .

С осени 1923 г. Мастер-Институт Объединённых Искусств занял небольшое трёхэтажное здание на Манхэттене по адресу Риверсайд Драйв 310 (угол 103‑й Вест-улицы). В этом же году, отъезжая через Европу в Индию, Николай Константинович назначил президентом Мастер-Института Луиса Хорша, оставаясь учредителем и Почетным президентом в Правлении основанных им учреждений. Затем по предложению Рериха основался «Алатас» ‑ издательство духовно-этической и художественной литературы, перешедшее затем под полное управление известного писателя Георгия Гребенщикова. Уже в отсутствие Рериха группой американских почитателей был основан Музей Рериха («Roerich Museum») [11] , в котором к 1936 г. были собраны более тысячи картин художника. В истории США, да и всей Америки – это первый Музей, посвящённый творчеству одного художника. По дальнейшему предложению Рериха в его музее было начато формирование отделов американского, европейского и восточного искусств. Затем при Музее Рериха образовалось Общество друзей Музея Рериха, которое впоследствии переименовалось просто в Общество Рериха, имевшее отделы, самостоятельно работавшие в разных странах. Таким образом, как писала Елена Ивановна, «в самых широких очертаниях выполнялась задача культурная и просветительная» [12] .

Далее история Мастер-Института и ассоциированных с ним учреждений, кратко изложенная Е.И. Рерих, такова. С 1923 по 1929 г. Н.К. Рерих, Е.И. Рерих и Ю.Н. Рерих совершили Первую Центрально-азиатскую экспедицию, давшую более пятисот картин и «научные наблюдения, которые были выражены в целом ряде печатных трудов и продолжают запечатлеваться как отдельными статьями, так и целыми книгами». Последнее замечание Елены Ивановны относится к 1936 г., но оно до сих остаётся в силе: в настоящее время количество публикаций на эту тему только растёт, и достигло около тысячи наименований статей и отдельных книг. В 1928 г. в индийских предгорьях Гималаев Н.К. Рерихом и Е.И. Рерих был основан Гималайский Институт научных исследований Музея Рериха «Урусвати», директором которого стал Юрий Николаевич Рерих.

В конце 1929 г. во время окончания строительства нового 24–этажного здания Музея Рериха произошёл финансовый кризис в США, бедственно отозвавшийся по всему миру. Многие друзья рериховских учреждений пострадали при этом кризисе, и таким образом, деятельность учреждений понесла огромный ущерб, в связи с чем в 1932–1934 гг. происходила переоценка их имущества и реорганизация. На первых трёх этажах нового здания разместились все рериховские организации (в т. ч. Мастер-Институт и Музей), а на остальных сдавали квартиры. В Музей привезли коллекции, собранные экспедициями в Центральной Азии.

К 24 февраля 1935 г. длительный процесс реорганизации закончился, причём по техническим соображениям небоскрёб, обозначаемый на картах Нью-Йорка до сих пор как «Мастер-Билдинг», был предоставлен законной организации – Мастер-Институту Объединённых Искусств, который и остался главным распорядителем организационных вопросов. Как отмечала Елена Ивановна в 1936 г., «такое распределение не только не нарушало общекультурную работу, но и явилось вполне естественным, ибо Мастер-Институт был старейшим Учреждением, основанным профессором Рерихом, и ныне вступил в пятнадцатый год своего существования» [13] .

15 апреля 1935 г. в Белом Доме (Вашингтон) совершилось знаменательное событие: 21‑й американской страной был подписан известный Пакт Рериха о сохранении культурных ценностей – Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников. Сам Николай Константинович вместе с сыном Юрием в это время находился в Монголии, руководя экспедицией Правительства США по изысканию сухостойких трав. Так по разным научным, художественным и общественным направлениям развивалась деятельность Мастер-Института и связанных с ним учреждений семьи Рерихов, основанных в США.

В начале тридцатых годов Рерихом и группой руководящих сотрудников Мастер-Института была учреждена Всемирная Лига Культуры. Программа Лиги Культуры провозглашала своими целями следующее:

– распространение рериховской идеи «Мир через Культуру» во всех народах [14] ;

– продвижение учения Рерихов о Культуре в мире;

– охрану культурных сокровищ человечества и их каталогизацию;

– защиту общественных организаций, образовательных, научных, религиозных, художественных и других институтов, входящих в Лигу Культуры или сотрудничающих с ней;

‑ информирование о работе Всемирной Лиги Культуры через СМИ [15] .

Предполагалось также оказывать поддержку передовым научным изысканиям, изучать вопросы материнства и детского воспитания, обмениваться культурными достижениями между государствами.

Как справедливо отмечали П.Ф. Беликов и В.П. Князева [16] , участие Н.К. Рериха в перечисленных организациях и инициативах определялось его искренним и неудержимым стремлением к пропаганде достижений культуры. Он не мог бездействовать. Если появлялась малейшая возможность, сулившая хоть какой-нибудь успех, то Рерих обязательно должен был ею воспользоваться. Он писал о Всемирной Лиге Культуры: «В слове Лига выражено общественность, единение. Понятие всемирности не нуждается ни в каких объяснениях, ибо правда одна, красота одна и знание едино, и в этом не может быть никаких словопрений. Также и о слове Культура каждый образованный ум не будет спорить, ибо служение Свету, утончение и возвышение сердца общечеловечны» [17] .

К сожалению, не у всех и не всегда эти простые и насущные истины встречали понимание. Даже среди помощников и сторонников бывали случаи отторжения и зависти, вследствие не подготовленности сознания к восприятию того, что создавали и утверждали в сердцах тысяч своих последователей Рерихи.

Ещё в апреле 1923 г. Е.И. Рериха предупреждала Лихтманов о возможных сложностях развития Мастер-Института, связанных с американским шовинизмом. В своём дневнике З.Г. Лихтман (в последствии – Фосдик) записала её слова о Луисе Хорше: «Если он будет опять говорить об Америке и американской школе и искусстве, сказать ему, что если он попадёт в лужу, то не принял [бы] её за океан. В луже тоже есть вода, но она остаётся лужей. Потом, что в «Cor Ardens», когда [оно] было основано Николаем Константиновичем, вошли все мировые имена [такие], как Метерлинк, Местрович, Тагор, не потому, что они любили Америку и ценили её искусство, а потому, что там был Рерих и из-за него они пришли. Рерих – личность мировая, через него были даны и Мастер-Институт, «Corona Mundi», Музей, и задачи этих учреждений интернациональны. Шовинизма у нас в Школе не должно быть…» [18] .

Зимой 1935–1936 гг. путём финансовых махинаций Л. Хорш захватил почти всё имущество Рерихов и их ближайших сотрудников, входивших в Правление и Совет учредителей Мастер-Института, и выставил все рериховские организации из «Мастер-Билдинга». По существу Мастер-Институт прекратил своё существование, хотя на бумаге отдельные его подразделения могли просуществовать вплоть до 1940 г. Верное Рериху руководство Мастер-Института старалось позаботиться о продолжении его работы с оставшимися преподавателями и учащимися. «Директор Института З.Г. Лихтман обратилась к Рериху, прося его разрешения переименовать Институт в Академию искусств имени Н.К. Рериха. Николай Константинович дал своё согласие на это и на поиски временного помещения для классов по музыке, живописи, скульптуре, графике и керамике. Работа продолжалась несколько лет в разных помещениях» [19] .

Горько говорить об этом и спустя 65 лет после совершённого злодеяния, но такое кощунство над культурой и образованием стало возможным лишь при непосредственном участии «сильных мира сего» – членов американского Правительства, в угоду сиюминутных политических интересов накануне выборов отвернувшихся от Рериха и его идей.

И всё же, несмотря на такой, казалось бы, трагичный финал всей образовательной деятельности Рериха в Америке, мы можем утверждать, что общий итог его работы на поприще американской педагогики превзошёл все ожидания и значение его опыта непреходяще как для образовательной системы Соединённых Штатов, так и для образовательных учреждений всего мира, что и подтвердила диссертация Г.Г. Пэлиэна. Кроме сформулированных Г.Г. Пэлиэном «принципов педагогики Рериха», обратим внимание на некоторые другие принципиальные моменты в педагогическом наследии Рериха американского периода.

Особое внимание Николай Константинович как педагог уделял проблеме развития общения в образовательном коллективе, ведь общение – это наиболее эффективное средство образования, а гармоничное общение в определённом смысле его цель. Статьи, очерки, «листы дневника» Рериха американского периода содержат строгую систему нравственных принципов, по которым можно строить гармоничное общение. Невозможно эту систему принципов изучать без привлечения ещё одного фундаментального источника – «Учения Живой Этики», или, как оно было названо в Индии, «Агни-Йоги» (издавалось в 1924–1937 гг.). Это Учение явилось результатом сотрудничества семьи Рерихов, и, прежде всего, Елены Ивановны с восточными Учителями – Махатмами. Согласно Учению Живой Этики, всякое общение допустимо, «когда оно имеет нравственное последствие» [20] . Таким образом, между этикой и общением всегда существует прямая связь. Поэтому общение воспринималось Рерихом как акт непреложно добровольный, позитивный, способствующий усовершенствованию участников. Всё негативное, двусмысленное, косное, безнравственное, с чем может в жизни столкнуться человек, в его понятие об общении не входило, ибо сам «дар общения» [21] противопоставлен вражде: «…Возжжение сердца будет самым главным, самым нужнейшим. В этом сердечном общении вы отринете всё, что похоже на негодное соперничество, на зависть, на зарождение человеконенавистничества и предательства. Вы заботливо осмотрите доспех друга своего не для осуждения, но для радостного укрепления и друг ваш подойдёт к вам с улыбкою, ибо он будет знать в сердце своём, что лишь во благо вы с ним будете общаться» [22] .

В общении с учениками Николай Константинович стремился создавать атмосферу содружества. Само слово содружество стало для него синонимом общения; «оно напоминает не только о дружбе, но и о единении». «Драгоценно, когда можно собраться во имя этих двух понятий, рождающих и любовь, и мощь» [23] . Идеальным считается такое общение, к которому стремятся в период напряжения психических сил, иначе говоря, и в радости, и в горе. Вообще, как писал Николай Константинович, неправильно во время напряжения стремиться к рассеянию. Напротив, «в часы напряжения человеку хочется быть с тем, в ком он уже уверен» [24] . И таким человеком для школьника и студента должен быть его школьный учитель или преподаватель. Именно гармоничное общение с учителем поможет ученику развиваться.

В публикациях американского периода можно чётко выделить факторы, которые, как считал Рерих, способствуют гармонизации общения и решению его проблем. Прежде всего, это спокойствие, терпимость, доверие и доброжелательство, уважение и почитание учителей, совместное проживание при школе, традиции. Николай Константинович предлагал развивать общение по следующим направлениям: расширение симпатий, поддержка самостоятельности, усовершенствование жизни, углубление знаний, совместный труд, разнообразный труд, изучение опыта старших и вовлечение их в орбиту школьной жизни, знакомство с достижениями мировой культуры, близость к природе.

О последнем направлении Николай Константинович написал так: «Всегда особенно много ожидаешь и притом редко в этом ошибаешься, когда встречаешься с человеком, имевшим в юности много настоящего общения с природой, с человеком, так сказать, вышедшим из природы и под старость возвращающимся к ней же» [25] . Именно таким человеком стал для своих американских учеников Рерих, уединившийся в конце жизни в гималайской долине Кулу, под сенью основанного им Института «Урусвати». Несколько его учеников-американцев смогли посетить Рерихов в этом высоком уединении и, таким образом, укреплялась учительская и образовательная связь, происходило общение наставников, которому Рерих также придавал большое значение. Он всегда считал, что его Школа (в России – Рисовальная школа ИОПХ, в США – Мастер-Институт Объединённых Искусств) сможет объединить круг людей, способных стремиться к совершенствованию.

И такое сотрудничество педагогов и деятелей образования происходило под крышей «Мастер-Билдинга» в Нью-Йорке. Как из среды сотрудников, так и из старших учащихся готовились кадры наставников, «подвижные носители основ творчества в различных областях искусства и знания», готовые «выступать во всевозможных образовательных, промышленных, деловых и прочих установлениях с живым словом о задачах творчества и познания» [26] . 15 октября 1931 г. состоялось открытие Института Передового Образования (Institute for Advanced Education), учреждённого Музеем Рериха. Генеральным президентом нового учреждения стал Н.К. Рерих, а директором – Дагоберт Д. Рюнс (Dagobert D. Runes). Учащимся и заинтересованным педагогам были предложены интересные курсы известных лекторов по философии, психологии, сравнительному религиоведению и различным социологическим вопросам. Вот темы и авторы только некоторых лекций, прочитанных в 1931–1932 гг.: «Теория Лиги Наций» (Доктор Эрнест Р. Трэттер), «Сознательное и бессознательное» (Доктор В. Адлер), «Гуманизм: религия без веры в сверхъестественное» (Доктор Шарль Ф. Поттер), «Философия Альберта Эйнштейна» (Макс Фишер), «Психология спиритуалистов» (Доктор Жорж Лоутон), «Детерминизм и свобода в философии Спинозы» (Макс Фишер), «Шпенглер и гитлеризм» (Гарри Зам), «Организация общедоступной программы здоровья» (Доктор Ширли В. Вайн, уполномоченный Комиссии здравоохранения), «Психология счастья» (Жуан Чико), «Невротические отклонения в поведении» (Доктор В. Бэран Вольф), «Проблемы современной женщины» (Мадам Франклин Д. Рузвельт, супруга губернатора штата Нью-Йорк). Просуществовал Институт Передового Образования недолго, но заложил хорошие посевы на будущее. Через него и Мастер-Институт Рерих оказал серьёзное позитивное влияние на образовательную систему, культурную жизнь и искусство Соединённых Штатов. Это подтверждают и сами американцы. Так, З.Г. Фосдик (ранее – Лихтман) писала: «Рерих внёс новый сильный стимул в духовную жизнь Америки и направил её на искание истинных ценностей» [27] . Художнику Генри Каро-Дельвейлу принадлежат слова о Рерихе: «Среди нашего современного общества, столь позитивистского и ограниченного, он даёт своим собратьям-художникам пророческий пример цели, которую они должны достичь: выражение Внутренней Жизни» [28] . Профессор Калифорнийского университета Александр Каун написал не менее вдохновенно: «Николай Рерих – один из благороднейших сынов духовной России, ибо он удивительно синтетичен. Особенно поражает его многосторонность: юрист, поэт, публицист, профессор археологии, директор школы искусств, член Академии… Но эта многосторонность не успокаивает главную силу Рериха. Сущность его неотразимой привлекательности в единстве его сложной личности, в ритмичном единстве его разнообразной деятельности, в синтетической гармонии, пропитывающей вселенную, сотворённую его кистью» [29] .

Поэтесса Мэри Сигрист в статье о Мастер-Институте подчёркивала, что все его разнообразные классы и курсы, предлагаемые учащимся, все преподаватели и другие участники образовательного процесса, кроме утверждения чисто профессиональных навыков, направляли к самому главному: раскрытию духовной сущности студента. Отсюда особое место Мастер-Института в построении культуры Нового Мира [30] . Таким образом, одним из важнейших принципов педагогики Рериха стало формирование нового мировоззрения, основанного на осознании духовного начала в природе и человеке. Елена Ивановна Рерих этому принципу тоже уделяла особое внимание, создав особую «школу духа», которую современные педагоги справедливо называют великой, ибо она предлагает «поворот передовой науки и наиболее просвещённой части общества к изучению высшего духовного бытия Космоса» [31] .

Следует отметить, что педагогическая деятельность Рериха в США и в целом за пределами России была тесно связана с российской педагогической наукой в изгнании. Его педагогический опыт вполне отвечает аксиологическому, ценностному пониманию культуры и личности и гуманистическим ценностям и традициям российского образования, характерным для культуры российского зарубежья, в отличие от классово-партийной ориентации образования и науки, возобладавшей в то время в Советском Союзе. Рерих поддерживал связи со своими друзьями-соотечественниками, ставшими на чужбине активными деятелями образования. Здесь достаточно назвать его товарищей ещё по Петербургскому университету, профессоров-педагогов С.И. Метальникова, с 1921 г. директора Высших педагогических курсов по подготовке преподавателей русских средних школ в Париже, Н.О. Лосского, преподававшего с 1927 г. в Русском учительском институте в Резекне, и П.Н. Милюкова, многие годы читавшего лекции в различных учебных заведениях США и Европы. Последний учёный вскоре после приезда Рериха в США в одном из выступлений сказал: «Пришёл бескомпромиссный Рерих» [32] .

Своеобразная «педагогическая Россия» в эмиграции складывалась в целостное научно-педагогическое пространство при активном участии Рериха. Поэтому здесь можно дополнить мысль профессора Е.Г. Осовского, написавшего, что главным богатством педагогической эмиграции были люди науки [33] . Конечно, это так, и Рерих как археолог, этнограф и путешественник принадлежит науке. Но он был единственным из деятелей российского образования за рубежом, кто был ещё художник, писатель, поэт, мыслитель, общественный деятель – автор идеи Международного договора об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников, – воистину, фигура всемирного масштаба, символ лучших культурных достижений России.

Став организатором крупных образовательных и культурно-просветительских учреждений в США, Рерих внёс весомый вклад в концентрацию и активизацию педагогической мысли не только российской эмиграции, но и всей Америки, а через неё и всего мира. Он всегда думал «об экспансии Института и на внешних полезных полях», приветствовал выступления «директора и деканов Института с лекциями и демонстрациями в посторонних, как нью-йоркских, так и иногородних учреждениях» [34] . Особое место в этом процессе заняли книги и периодические издания, выпускаемые рериховскими учреждениями. Так, издательство Музея Рериха в Нью-Йорке выпускало «Библиотеку Новой Эры», структурно состоявшую из десяти серий: 1. Светочи Америки; 2. Светочи Азии; 3. Героическая серия; 4. Серия Урусвати; 5. Собирательская серия; 6. Серия Музея Рериха; 7. Естественнонаучная серия; 8. Фольклорная серия; 9. Афоризмы Вечности; 10. Песни и саги. На страницах журнала Общества друзей Музея Рериха «Стрелец» («Archer», 1927–1930) значительная доля публикаций имела педагогический характер [35] , что сохранялось и в Бюллетене Музея Рериха («Roerich Museum Bulletin», 1931–1933) [36] , в последующем журнале «Фламма» («Flamma», 1938–1939) и других изданиях. Непрерывное выявление педагогической проблематики, в том числе и через воспроизведение сочинений наиболее одарённых студентов [37] , заострённость на вопросах воспитания через осознание ценностей национальных культур, обращение к творчеству всемирно известных литераторов с их философским, психологическим, воспитательным, религиозным восприятием проблем человека, жизни, России, Америки, Азии, всего мира – всё это оказалось благодаря рериховским изданиям в центре внимания культурной и научной общественности США, а затем и других стран во всех частях света.

С удовлетворением отметим, что традиция серийных изданий, подобных рериховской «Библиотеке Новой Эры», в наше время продолжено и в России. В значительной мере по примеру Рериха строит свою издательскую программу известный педагог Шалва Амонашвили, выпустивший 20 томов «Антологии гуманной педагогики». В эту серию вошли книги: «Иисус Христос», «Конфуций», «Ломоносов», «Выготский», «Соломон», «Мухаммад», «Толстой», «Сухомлинский», «Махатма Ганди», «Ушинский», «Корчак», «Будда», «Живая Этика», «Вентцель», «Макаренко» и ряд других. В связи с этой серией министр общего и профессионального образования Российской Федерации В.М. Филиппов отметил, что «постижение основ Российской и мировой классической педагогической литературы является ключом к формированию гуманного педагогического мышления современного учителя» [38] . Радует, что педагогическое наследие Рериха американского периода возвращается на родину так целостно, в одном ряду тысячелетнего мирового учительства, представленного в книгах антологии. В результате его педагогический опыт привлекает всё новые учительские массы, при Рериховских обществах по всей России организуются педагогические отделы и группы. В Москве при Международном Центре Рерихов организован особый Центр Гуманной Педагогики. Так реализуется программа Рерихов, основную идею которой можно сформулировать в двух словах: воспитание духовности [39] .

Современная спортивная педагогика на практике подтвердила продуктивность этой программы. Николай Константинович напоминал своим последователям то, что было известно ещё со времён Аристотеля: телесное здоровье в значительной степени определяется здоровым духом. Как известно, Н.К. Рерих и Е.И. Рерих создали целое учение о психической энергии, пронизывающей всё мироздание. И здоровье человека зависит от количества этой энергии, от умения компенсировать её потери за счёт общения с природой. Неиспользованная психическая энергия ведёт к различным осложнениям, отсутствие её в организме – к целому ряд тяжких заболеваний. Здоровье связывается с умением очистить сознание от ненужной информации, в конечном итоге, от неполноценных и безнравственных мыслей [40] . И здесь, вслед владимирским педагогом В.А. Лаврентьевым [41] , мы можем сформулировать ещё один важный педагогический принцип Рериха, полученный им по наследству от педагогов петербургской гимназии К.И. Мая, где он учился, и применяемый им в его учебных заведениях в течение всей жизни: вместо информированности на основе запоминания результатом образования и важнейшим проявлением его гуманитарной направленности должна быть сформированная у учащихся способность к сопониманию, сопереживанию, сотворчеству – к тому гармоничному общению, о котором мы уже говорили выше.

В Мастер-Институте Объединённых Искусств были созданы все условия для такого воспитания студента через общение с сокровищами искусства и знания. Студенты участвовали и в других «общениях», о которых упоминал в своих очерках Рерих: «общение с населением» (восприятие народных традиций), «настоящее общение с природой», «общение между искусством и наукой» и другие [42] . Первоначально работали следующие секции: фортепиано, органа, вокала (оперный класс), скрипки, виолончели, арфы, оркестровых инструментов, теории и композиции музыки, сольфеджио и развития слуха, церковной музыки, живописи и рисунка, театральных декораций, дизайна костюма, оформления интерьеров, иллюстрирования и гравирования, скульптуры, архитектуры, балета, музыкально-ритмического воспитания по системе Э. Жака-Далькроза, драмы, дикции, поэзии, языков, а также лекторий и другие секции [43] . За время работы структура Мастер-Института всё время совершенствовалась и к его десятилетию была следующей. Работали факультеты: музыки; живописи, скульптуры и прикладных искусств; архитектуры; балета; драмы; языков и литературы; юношеский художественный центр. Существовали аналогичные отделения, объединившие в себе целый ряд специальных классов, а также отделение для слепых и летняя школа. К вышеназванным дисциплинам добавились классы камерной музыки, хоровой музыки, рисования с натуры, живописной композиции, портрета, пейзажа, динамической симметрии, художественной промышленности, журнализма и другие; класс церковной музыки получил специализации на католическую, еврейскую и русскую [44] . Как констатировала З.Г. Фосдик, «Институт постепенно вырос в общепризнанное просветительное учреждение. За несколько лет тысячи учеников учились в нём, образовались кадры новых молодых преподавателей, музыкантов, артистов, художников» [45] . Семь лет «Мастер-Билдинг» являлся одновременно Институтом, Академией, Благотворительным фондом, Музеем, Храмом, Театром, Молодёжным центром, Кинотеатром, Концертным залом, Выставочным центром, Лекторием, Библиотекой – всего не перечислить.

Отдельно следует сказать о системе поощрения студентов, которую внёс Николай Константинович в американские учреждения. Ещё 14 декабря 1922 г. он предложил, чтобы Международный центр искусств «Corona Mundi» выдавал призы талантливым ученикам Мастер-Института разными произведениями искусства – картинами, гравюрами и скульптурами, но не книгами, и полностью он предлагал исключить из награждения деньги и медали. Как считал Рерих, благодаря таким призам дети станут коллекционерами с раннего возраста [46] . В дальнейшем в Мастер-Институте были введены стипендии имени Николая и Елены Рерихов, Мориса Метерлинка, Луиса Хорша, Мориса Лихтмана, Уолта Уитмена, Курта и Флоренс Розенталей, Фредерика Трабольда, Жоржа Вашингтона, Абрагама Линкольна, Фредерика Стейнвэя, Димс Тэйлор, Флорентины и Лионеля Сутро, Перси Сэч, Уильяма Карла и других лиц, а также от организаций: «Corona Mundi», Панамериканской ассоциации, фирмы «Стейнвэй и сыновья», Школы Лиги Искусств и т. д. Также некоторые залы и классы были устроены в честь известных деятелей культуры и религии (Святого Сергия Радонежского, Николая Рериха, Рабиндраната Тагора, Игнатия Зулоаги и некоторых других). Так с самого начала учёбы студенты приобщались к почитанию высоких имён и к почитанию Учителя. Эту особенность педагогической программы Рериха отметил историк образования и педагогики российского зарубежья Е.Г. Осовский, сделавший вывод о значительной религиозно-педагогической составляющей обучения в рериховских организациях, концентрирующихся на духовном просветлении и обновлении человека, выведении его на путь духовно-космического творчества: «Учитель как абсолютный носитель и толкователь Учения Живой Этики и Общины олицетворяет творческое начало Космоса. Это направление, несмотря на неприятие его современными ортодоксами, содержит значительный гуманистический потенциал» [47 .

Неисчерпаемо можно брать для воспитания молодёжи в очерках и статьях Н.К. Рериха. Известно несколько его очерков, посвящённых теме Мастер-Института Объединённых Искусств. Часть из них была написана в Нью-Йорке и издана через «Corona Mundi» в 1923 г. на английском языке в книге «Адамант». В них Николай Константинович напрямую обратился к своим настоящим и будущим ученикам-американцам.

В очерке «Красота-Победительница» (1923) Рерих писал об опыте, который он приобрёл в Мастер-Институте: «Мне удалось показать, сколь многое необходимо собрать под одной крышей, что идея объединения всех видов искусств не оторвана от жизни, а музыканты, художники, скульпторы, архитекторы и драматурги могут творить сообща, поддерживая друг друга, так как синтез искусств не повредит уму, но заставит работать ещё не использованные центры мозга. Ведь известно, что многие мозговые центры остаются всё ещё не задействованы человеком» [48] .

Очерк «Спектакль» (1922) представляет собой лекцию о Московском Художественном театре, прочитанную в Мастер-Институте. Заключая её, учитель сказал: «Я очень рад, что Московский Художественный театр приезжает в Америку. Вы здесь уже знакомы со многими видами русского искусства, и этот фундаментальный вид искусства также должен стать известным. Потому что в будущем объединении России и Америки, в которое я глубоко верю, Америке необходимо всесторонне знать Россию и увидеть за красочным театральным занавесом глубокую приверженность к созидательному труду» [49] .

В статье «Правда» (1922) к ученикам обращён страстный призыв отбросить ограничивающие сознание предрассудки: «Не только в качество работы, но даже в Красоту мы вносим ограничивающие предрассудки. Так, в Институте Объединённых Искусств в Нью-Йорке наши слова о единстве разных видов искусства, о полезной и жизненной связи, существующей между ними, вызвали чрезвычайное удивление и потрясение. И всё же, отбросив предрассудки и лицемерие, мы уже видим, что единение искусства не есть идеал только, но может быть применено также в жизни каждого дня, в той самой жизни, где совершается сегодня так много преступлений и так много прискорбной жестокости и лицемерия» [50] .

В статье «Ритм жизни» (1922) Рерих поддержал педагогический метод преподавателя Мастер-Института Роберта Эдмонда Джоунза. «Его стиль работы с учениками, – писал Рерих, – его обращение с ними не просто как с бессловесными созданиями, а как с настоящими сотрудниками напоминало мне о мастерских старых итальянских и голландских мастеров, где ученики участвовали во всех трудах мастера. И я мечтаю о том дне, когда музыкант подойдёт к такой деятельности, и когда группа таких активных студентов сможет создать что-то действительно жизненное» [51] . Именно такой, как сейчас говорят, «гуманной» была педагогика самого Николая Константиновича, основанная «на вере в возможности ребёнка и раскрытии его самобытности» [52] . Сам Николай Константинович говорил, подводя итог десятилетней деятельности Мастер-Института: «Главный наш принцип: допущение и доброжелательность. Мы и наши сотрудники не любим мёртвого “нет” и пытаемся при каждой возможности сказать “да”» [53] .

Один из принципов педагогики Рериха, выявленный Г.Г. Пэлиэном, гласит: «Учитель ответственен за руководство и инспирацию ученика, за указание ему назначения и цели в жизни». И эту ответственность Рерих всегда брал на себя, сурово предупреждая «о тьме, которую нам следует преодолевать в личной жизни и профессиональной деятельности» [54] . При этом он смело указывал вектор развития личности: от позитивизма и материализма к идеализму и духовному сознанию. При этом идеализм он понимал как весьма практичное мировоззрение. В статье «Новая Эра» (Monhegan, 1922) он писал: «Всегда верю, что наиболее идеальное является наиболее практичным. И каждая организация, в которой приходилось принимать участие, являлась лишь лишним примером. Если кто-то будет указывать, что начинание слишком идеалистично и потому стоит вне жизни, скажите ему: «Ошибся, милый, это начинание нежизненно, потому что оно недостаточно высоко». Как в математике, когда вы имеете дело со странными фигурами, кажущимися далёкими от жизни, но в применении их в действии они равняются магнетическим силам, отвечая жизни во всех её атомах» [55] .

После трагичного завершения деятельности Мастер-Института Объединённых Искусств Николай Константинович не потерял связи с его бывшими сотрудниками. В 1942 году, критическом для Второй мировой войны, при его участии была создана Американо-Русская Культурная Ассоциация (АРКА). Его избрали её Почётным президентом и он как мог содействовал успеху её деятельности, состоявшей в основном в обмене культурной информацией и культурном сотрудничестве между США и СССР. В руководстве и Попечительском Совете АРКА собрались видные деятели культуры, в том числе и педагоги: доктор филологии славист Е.М. Маркова, профессор Нью-Йоркского государственного университета Поль Р. Радосавлевич, исполнительный директор Мастер-Института З.Г. Фосдик, профессор Роман Якобсон, дирижёр Сергей Кусевицкий, писатель Эрнест Хемингуэй, кинорежиссёр Чарли Чаплин, художник Рокуэл Кент, доктор философии Гарабед Г. Пэлиэн и многие другие. Президентом АРКА стал Дедлей Фосдик, супруг З.Г. Фосдик. Располагалась АРКА на Манхэттене по адресу 57‑я Вест-улица № 200.

АРКА смогла возобновить педагогическую деятельность, начатую Мастер-Институтом. Конечно, в более скромных масштабах, но деятельность АРКА успешно развивалась в течение семи лет по тем же направлениям. В качестве девиза АРКА было выбрано уже известное изречение Николая Константиновича «Мир через Культуру». Были организованы лекторий, постоянная экспозиция картин Рериха, выросшая впоследствии в возрождённый Музей Рериха, справочная библиотека и информационный центр, ставшие популярными среди студентов, учителей, специалистов и обычной публики, желающей иметь достоверную информацию о советской культуре. Работали разнообразные курсы русского языка. Собирался Совет почётных наставников. Осуществлялась каталогизация предметов русского искусства в США. Издавались ежемесячный и годовой бюллетени-отчёты о деятельности. В них помещалась интересная информация о лекциях и встречах, выставках и книгах, публиковались очерки и письма Рериха и других известных деятелей образования. Поддерживалась связь с заведующими отделами народного образования в 400 населённых пунктах США, в том числе по вопросам преподавания русского языка в американских средних школах.

Другим важным проектом АРКА с 1945 г. было возобновление «Комитета Пакта и Знамени Мира Рериха», чья деятельность оказалась фактически свёрнутой после предательства Л. Хорша. Хотя задачи и работа этого Комитета были независимы от АРКА, АРКА принимала творческое участие в его деятельности.

Так, год за годом, в течение 27 лет развивалась в Америке педагогическая деятельность Рериха и созданных им учреждений, основанная на твёрдых принципах гуманизма и воспитания духовности. Рерих эффективно руководил всей работой, уделяя много времени личному общению с его сотрудниками в периоды своего пребывания в США. В последствии, когда он окончательно перебрался в Индию, это позволило удержать весь образовательный процесс в учреждениях на должном уровне, помогло возродить культурно-просветительскую работу после вынужденного перерыва.

Закончить рассказ о педагогических принципах Н.К. Рериха на наш взгляд уместнее всего выдержкой из очерка его верной сотрудницы, на протяжении 60 лет бессменного исполнительного директора Мастер-Института Объединённых Искусств и возрождённого Музея Рериха в Нью-Йорке, Зинаиды Григорьевны Фосдик: «Творческие замыслы и идеи великого русского художника и мыслителя, каковым его признали в Америке, привели к нему не только художников и интеллигенцию, но главным образом молодёжь. Студенты университетов и колледжей из многих штатов страны, а также из Англии, Франции, Индии, Канады и других стран приезжали в Музей для ознакомления с Рерихом-учителем, воспитателем и руководителем молодых душ, ищущих правды в жизни. Это течение и устремление к Рериху для знаний в самом широком смысле делается более и более очевидным за последние годы» [56] .


[1] Selivanova N. The World of Roerich. New York, 1923. P. 88.

[2] Мельников В.Л. Этические взгляды Н.К. Рериха и проблемы общения // Школа-семинар «Специализация школы. Нервно-психическая адаптация». Сб. материалов. СПб., 1998. С. 180–189.

[3] Рерих Н.К. Корни культуры. К десятилетию Института Объединённых Искусств Музея Рериха. Гималаи. 1931 г. // Держава Света. Священный дозор. Рига, 1992. С. 43.

[4] Рерих Е.И. Письма. 1929–1955. В 3-х т. Новосибирск, 1992–1993. Т. III. С. 128–131. Письмо 24 февраля 1936.

[5] Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. М., 1998. С. 80.

[6] Беликов В.П., Князева В.П. Николай Константинович Рерих. Самара: Агни, 1996. 3-е изд. (1-е изд. в 1972). С. 121.

[7] Рерих Н.К. Указ. соч. С. 42.

[8] Там же.

[9] Selivanova N . Указ. соч. P. 91.

[10] Рерих Н.К. Гималаи – Обитель Света. Адамант. Самара, 1996. С. 180–181.

[11] Музей был инкорпорирован 17 ноября 1923 г. в упомянутом здании на Манхэттене.

[12] Рерих Е.И. Указ. соч. С. 128.

[13] Там же.

[14] 5 мая 1932 г. эта идея была представлена в Рерих-холле Музея Рериха в Нью-Йорке в виде особой программы «Peace through Education»: Roerich Museum Bulletin (далее – RMB). Vol. II. № 5–6. May-June, 1932. P. 2.

[15] Приводится по документам Всемирной Лиги культуры в архиве NRM.

[16] Беликов В.П., Князева В.П. Указ. соч. С. 122.

[17] Рерих Н.К. Культура – сотрудничество // Твердыня пламенная. Рига, 1991. С. 65.

[18] Фосдик З.Г. Указ. соч. С. 181.

[19] Фосдик З.Г. Указ. соч. С. 682–682.

[20] Учение Живой Этики (Агни Йога). Напутствие вождю, § 149.

[21] Учение Живой Этики (Агни Йога). Надземное, § 321.

[22] Рерих Н.К. Содружество. Наран Обо, 7 июля 1935 г. // Листы дневника. Т. I. М., 1995. С. 544.

[23] Рерих Н.К. Привет вам, дорогие друзья! (К 24 Марта 1937 г.)  // Листы дневника. Т. II. М., 1995. С. 67. В других изданиях авторство этих строк указано как совместное с Е.И. Рерих.

[24] Там же. С. 68.

[25] Рерих Н.К. Боль планеты. Гималаи, 24 марта 1933 г. // Твердыня пламенная. Рига, 1991. С. 77.

[26] Рерих Н.К. Институт Объединённых Искусств. Цаган Куре, 23 апреля 1935 // Врата в будущее. Рига, 1991. С. 116. Отметим, что одними из значений слова «master» в английском языке является «учитель» (обычно «школьный мужчина-учитель») и «глава колледжа» (как правило, в лучших учебных заведениях – в Оксфорде и Кембридже). Так что уже в названии «Мастер-Институт» заложен смысл, обычно осознаваемый под наименованием «Учительский институт», т. е. учебное заведение для подготовки учителей (Ср. «Педагогический институт» – заведение, где готовят педагогов).

[27] Цит. по: Беликов В.П., Князева В.П. Указ. соч. С. 123.

[28] Цит. по: Selivanova N . Указ. соч. P. 100.

[29] Цит. по: Selivanova N . Указ. соч. P. 101.

[30] Siegrist M. Master Institute of Roerich Museum // Message of 1929. Book I. Series VI – Roerich Museum Series (New Era Library). New York, 1930. P. 119.

[31] Осипова Л.Н. Проблема духовности в жизни и творчестве Е.И. Рерих // http://pedagogics.narod.ru/. См. также: Осипов П.Н., Осипова Л.Н. Философско-этическое наследие Е.И. Рерих как методология педагогики // Профессиональное образование. Казанский педагогический журнал. № 1. Казань, 1999.
  

[32] Selivanova N . Указ. соч. P. 98.

[33] Осовский Е.Г. Российское зарубежье: педагогическая наука в изгнании (20‑е – 50‑е годы XX века) // http://pedagogics.narod.ru/.

[34] Рерих Н.К. Указ. соч. С. 115–116.

[35] Babenstchikoff M. Roerich (Fragments) // Archer. № 1. March, 1927. P. 14; Eliot E.C. Heaven knows // Там же . P. 54–62; Douglas M.S. Portuguese pink // Archer. № 2. January, 1928. P. 59–61; Siegrist M. With Kahlil Gibran // Archer. № 3–4. 1929. P. 50–55; Layings of cornerstone of Roerich Museum, March 24, 1929 // Там же . P. 78–88.

[36] Master Institute resounds note of artistic unity // RMBVol. I. № 1. January, 1931. P. 5; Master Institute draws students of many lands // RMBVol. I. № 3. March, 1931. P. 7; Bulgarian educator pays visit to Museum // Там же . P. 11; Parisian educators hail Urusvati’s work // RMBVol. I. № 4. April, 1931. P. 7; Master Institute to give Roerich’cello scholarship // Там же . P. 10; Master Institute students in recital // RMBVol. I. № 5. May, 1931. P. 8; Master Institute Visitor // Там же . P. 12; Master Institute plans Library center for blind// Там же . P. 16; Master Institute students hold annual exhibit // RMBVol. I. № 6. June, 1931. P. 6; Master Institute adds new faculty members // RMBVol. I. № 7. July, 1931. P. 8; Master Institute holds active summer session // RMBVol. I. № 8. August, 1931. P. 6; Active season ehead for Master Institute // RMBVol. I. № 9. September, 1931. P. 10; Campaign for the educational fund // RMBVol. I. № 10. October, 1931. P. 14; Master Institute opens tenth season // Там же . P. 16; Inaugurate fund for blind and physically // RMBVol. I. № 11. November, 1931. P. 6; Master Institute holds graduation program // Там же . P. 11; Inaugurate Institute for advanced education // Там же . P. 12; Roerich N. Decade // RMBVol. I. № 12. December, 1931. P. 2; Honor Nicholas Roerich as world leader of culture in Roerich Museum decade celebration // Там же . P. 5–11; Master Institute holds commencement program // RMBVol. II. № 1. January, 1932. P. 11–12; Institute for Advanced Education – Roerich Museum (Runes D.D., director) //Там же . P. 20; Master Institute juniors plan Washington tribute // RMBVol. II. № 2. February, 1932. P. 13; Institute for Advanced Education – Roerich Museum // Там же . P. 16; Master Institute students in various programs //RMBVol. II. № 3. March, 1932. P. 8–9; Institute for Advanced Education – Roerich Museum (Runes D.D., director) // Там же . P. 16; Lectures by Howard Giles // RMBVol. II. № 4. April, 1932. P. 10; Master Institute students heard in recitals // Там же . P. 12; Dedicate program to Peace through Education //RMBVol. II. № 5–6. May-June, 1932. P. 2; Master Institute plans summer session // Там же . P. 6; Master Institute begins active twelfth season // RMBVol. II. № 7. December, 1932. P. 2; Master Institute’s season ends with special events // RMBVol. III. № 7. July, 1933. P. 4; и другие публикации.

[37] Например, в 1926 г. Мастер-Институтом были изданы в отдельной брошюре два очерка Леонтина Нирша (Leontine Hirsch) «Music as Sight» и «The World of Roerich» (один из экземпляров был прислан или передан в СССР С.С. Митусову и теперь находится собрании Музея-института семьи Рерихов).

[38] Филиппов В.М. Письмо Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации №108/12 от 30 марта 1999 г. руководителям органов управления Образованием субъектов Российской Федерации, ректорам (директорам) учебных заведений высшего и среднего профессионального педагогического образования // Копия в архиве Рериховского центра СПбГУ.

[39] Воронцов Ю.М.Шапошникова Л.В. Приветствие Международного Центра Рерихов участникам Первых Международных педагогических чтений // Содружество. № 5. Москва, 2002. Март – апрель.

[40] Геращенко И.Г., Шамардин А.И., Зубарев Ю.А., Кудинов А.А.О принципе неопределённости в спортивной педагогике // Теория и практика физической культуры.  М., 1998. № 9.

[41]  В.А. Гуманитарная направленность гимназического образования в оценке Н.К. Рериха // Материалы Международной конференции памяти И.Я. Лернера. Педагогика в поисках идеала научности, целей и ценностей образования. Секция 1: Гуманитарные перспективы педагогики. Владимир, 2000.

[42] Мельников В . Л . Указ. соч. С. 183.

[43] Master Institute of United Arts. [Буклет]. New York, [1925]. P. 1–2.

[44] The Master Institute of United Arts // Roerich Museum. A decade of activity. 1921 – 1931. Book IV. Series VI – Roerich Museum Series (New Era Library). New York, 1931. P. 41–53; Рерих Н.К. Институт Объединённых Искусств. Цаган Куре, 23 апреля 1935 г. // Врата в будущее. Рига, 1991. С. 115–118.

[45] Цит. по: Беликов В.П., Князева В.П. Указ. соч. С. 121.

[46] Фосдик З.Г. Указ. соч. С. 138–139.

[47] Осовский Е.Г. Указ. соч. Ср. со словами самого Н.К. Рериха: «Сколько раз запутавшееся в проблемах человечество пыталось отрицать значение Учителя. В упадочной эпохе иногда точно бы удавалось потрясти это основное понятие духовной иерархии. Но не долго держалась эта темнота. С расцветом эпохи неминуемо опять кристаллизовалась великое учительство и люди начинали чувствовать лестницу восхождения и благословенную руку Водящего. Малые умы не раз смущались, не будут ли они подавлены личностью Учителя. Те, кому мало чего терять, те особенно часто беспокоятся, не потерять бы. В этом отношении сейчас мы вступаем опять в очень значительную эпоху. Дух отрицания только что успел в некоторых слоях человечества возбудить протест против Учителя. Но, как и всегда бывает, отрицание может возвыситься лишь кратковременно, и творческие начала человечества опять выводят странников жизни на путь утверждения безбоязненного искания – на путь творчества и красоты. Люди опять вспомнили об Учителях. Конечно, эти Учителя не должны быть дедушкиным кабинетом, со всеми окаменелыми пережитками. Учитель Тот, Кто открывает, умудряет и ободряет. Тот, кто скажет: “Благословенны препятствия – ими мы растём”. Тот, кто вспомнит прекрасные Голгофы знания и искусства, ибо в них творящий, созидающий подвиг. Тот, кто сможет напомнить, научить подвиг, тот не будет отвергнут сильными духами. Тот и сам осознаёт ценность иерархии знания и в постоянном движении своём создаёт восходящие исследования» (Рерих Н.К. Корни культуры. К десятилетию Института Объединённых Искусств Музея Рериха. Гималаи. 1931 г. // Держава Света. Священный дозор. Рига, 1992. С. 44).

[48] Рерих Н.К. Красота-Победительница. Нью-Йорк, 1923 г. // Там же.С. 181.

[49] Рерих Н.К. Спектакль. Нью-Йорк, 1922 г. // Гималаи – Обитель Света. Адамант. Самара, 1996. С. 156.

[50] Рерих Н.К. Правда. Нью-Йорк, 1922 г. // Там же. С. 167.

[51] Рерих Н.К. Ритм жизни. Нью-Йорк, 1922 г. // Там же. С. 170.

[52] Воронцов Ю.М.Шапошникова Л.В. Указ. соч.

[53] Рерих Н.К. Корни культуры. К десятилетию Института Объединённых Искусств Музея Рериха. Гималаи. 1931 г. // Держава Света. Священный дозор. Рига, 1992. С. 43.

[54] Рерих Н.К. Ритм жизни. Нью-Йорк, 1922 г. // Гималаи – Обитель Света. Адамант. Самара, 1996. С. 170.

[55] Рерих Н.К. Новая Эра. Monhegan, 1922 г. // Там же. С. 195–196.

[56] Фосдик З.Г. Указ. соч. С. 683–684.

Eye просмотров: 221