Логотип
Размер шрифта:
Шрифт:
Цвет:
Изображения:

Степан Степанович Митусов

С. С. Митусов. Ленинград.1929

Степан Степанович Митусов (1878—1942) – двоюродный брат Елены Ивановны Рерих (в девичестве Шапошниковой), человек, благодаря которому возникла и сохранилась уникальное собрание картин, рукописей и мемориальных предметов, связанных с жизнью и творчеством семьи Рерихов.

Родился Степан Степанович Митусов 24 сентября 1878 г. в высоко культурной петербургской семье, своими корнями уходящей в далёкое прошлое не только Руси, но и Азии. Мать Степана Степановича – Евдокия Васильевна Голенищева-Кутузова, в первом браке Митусова, во втором – княгиня Путятина. Она была родной сестрой и ближайшей подругой матери Е. И. Рерих – Екатерины Васильевны Шапошниковой. Евдокия Васильевна оказала огромное влияние на музыкальное воспитание своего сына Степана Митусова и племянницы Елены Шапошниковой.

Степан Степанович был учеником Н. А. Римского-Корсакова, А. К. Глазунова, А. К. Лядова, В. П. Калафати, И. И. Витоля. Сотрудник и друг Н. К. Рериха, Н. И. Рихтера, И. Я. Билибина, К. А. Марджанова, М. А. Бихтера, либреттист И. Ф. Стравинского, Степан Степанович был одним из тех творцов, чьи жизнь и мастерство расцвели в эпоху российского Серебряного века. Из воспоминаний Стравинского: «В начальный период моей композиторской деятельности моим самым близким другом был Степан Митусов. Он был несколькими годами старше меня, но нас связывали отношения скорее друзей-сотоварищей, чем учителя и ученика. Митусов был любителем искусства как такового. Я познакомился с ним, когда мне было шестнадцать лет – он был своим человеком в семье Римского-Корсакова <…>. Митусов стал для меня своего рода литературным и театральным опекуном в один из величайших периодов в истории русского театра. <…>

В. П. Троицкий, С. С. Митусов
и Римские-Корсаковы:
София, Надежда, Андрей.
Санкт-Петербург. 1900.

Именно Митусов, очень любивший народное творчество, подсказал Стравинскому сюжет «Свадебки». А Римскому-Корсакову он как-то напел мотив понравившейся ему песни, которую услышал от бологовских крестьян, и впоследствии тема эта превратилась в «Песню купцов» из оперы «Сказка о царе Салтане». Митусов ввёл Стравинского в дом Римских-Корсаковых, где устраивались знаменитые музыкальные среды. Пиком дружеских и творческих отношений Митусова и Стравинского явилась опера «Соловей», для которой Степан Степанович написал либретто.

Имя Митусова неоднократно упоминается в письмах и публикациях всех четырёх представителей рериховской семьи. Значительны записи о Степане Степановиче в дневниках Елены Ивановны 1920 х гг. Кратки, но весомы упоминания имени Степана Степановича в трудах Николая Константиновича Рериха. Например, в листе дневника «Друзья» (1937) Рерих пишет: «...Стёпа Митусов всегда был живым звеном с музыкальным миром. В нём были заложены крупные музыкальные способности».

Юрий Николаевич, старший сын Рерихов, уже в России, в конце 1950 х гг., однажды в разговоре с Людмилой Степановной Митусовой сказал: «Я здесь одинок, мне так не хватает дяди Стёпы». Сохранилась фотография рабочего стола Юрия Николаевича, на котором среди других дорогих и нужных предметов и изображений, стоит фотопортрет Степана Степановича.

Наконец, последний из семьи Рерихов, Святослав Николаевич, сказал замечательные слова о Митусове. В Музее-институте семьи Рерихов бережно хранится фонограмма беседы Святослава Николаевича Рериха с Л. С. Митусовой и Л. В. Казанской во время одного из его приездов в Россию. Во время беседы речь зашла о деятельности Митусова в Рисовальной школе Императорского Общества поощрения художеств:

С. С. Митусов, А. А. Рылов
и Н. К. Рерих в Рисовальной школе
Императорского Общества
поощрения художеств.
Санкт-Петербург. 1906

«Степан Степанович в основе своей был очень, очень талантлив. И это простиралось на музыку и затем на изобразительное искусство, так как он писал, рисовал – хорошо, я это знаю. Он мог помогать в классах, но главным образом, конечно, всё-таки к нему относились как к музыканту...

Это была такая разносторонняя личность... Всё старался уладить, устроить. Он был очень, очень популярен. Мы его видели каждый день. Его канцелярия была рядом, и он приходил к нам на обед.
Он был прекрасным человеком, очень добрым, таким, как бы не от мира сего. Николай Константинович его любил очень. Так и все мы его любили.

Каждый человек, который имеет всесторонние таланты, он чрезвычайно важен в таких организациях, потому что он обогащает мир, в котором он вращается. И в данном случае и богатая, и одаренная природа Степана Степановича, конечно, обогащала весь состав [школы]».

Степан Степанович Митусов являлся тем истинным знатоком и ценителем Прекрасного, для которого современное ему искусство было родной стихией. Оставшийся в тени громких имён, он более чем многие другие, выражает дух петербургской творческой интеллигенции. Его жизнь и наследие – своеобразная призма, сквозь которую мы выпукло и с новыми оттенками можем увидеть культуру русского Серебряного века и следующих за ним двух десятилетий.

С. С. Митусов являлся соратником и помощником Рериха в деле художественного образования. С 1908 года работал помощником инспектора и секретарём канцелярии Рисовальной школы Императорского Общества поощрения художеств (ИОПХ), директором которой был Н. К. Рерих, а также фактически вёл дела «Мира искусства» в тот период, когда председателем объединения являлся Н. К. Рерих. В Школе именно Митусов первым оценивал работы абитуриентов и направлял новичков в тот или иной класс.

Хор Школы Императорского
Общества поощрения художеств.
Санкт-Петербург. 1914

Под руководством С. С. Митусова действовал хор Школы ИОПХ, созданный, по выражению Н. К. Рериха, «в стремлении, по возможности, расширить художественный кругозор учащихся» и регулярно, раз в неделю, проводивший свои спевки.

Профессиональную карьеру Митусов сделал, прежде всего, как музыкант, занимаясь преподавательской и исполнительской деятельностью.

В 1917–1920 годахС. С. Митусов совместно с пианистом Николаем Рихтером выступал с концертами классической музыки под лозунгом «Музыку в массы», в 1918–1919 годахслужил, благодаря попечительству М. Горького и А. Луначарского, в Музыкальном отделе Наркомпроса (заведовал Концертным подотделом). В 1920–1921 годахработал пианистом и хормейстером в Палас-Театре (Театре комической оперы) под руководством К. Марджанова. В 1922–1929 годахпреподавал в Государственном институте музыкального просвещения (ГИМП), преобразованном затем в Техникум музыкального просвещения (ТеМП), где руководил классами камерного ансамбля и вокально-камерным классом. В 1922–1928 годах выступал в «Кружке друзей камерной музыки» Н. Е. Добычиной в качестве концертмейстера и аккомпаниатора. В 1932–1934 годы являлся ведущим педагогом в Хибиногорской музыкальной школе (организованной им «Рабочей консерватории»). С 1935 года, после возвращения в Ленинград, руководил вокальным ансамблем на Государственных курсах музыкального образования.

С. С. Митусов за роялем.
Ленинград. 20 августа 1936

27 января 1942 года Степан Степанович Митусов умер от голода в блокадном Ленинграде, передав своим дочерям – Людмиле и Татьяне – главный завет сохранения Рериховского наследия для создания будущего музея в Петербурге.

В семье Степана Степановича почти чудом сохранились реликвии семьи Рерихов – мемориальные предметы, рукописи, картины, старинные книги.

По словам Людмилы Степановны Митусовой, средней дочери Митусова, вещи Рерихов были перевезены её отцом в начале 1920-х годов с их квартиры на Мойке, 83: среди них несколько десятков художественных произведений Н. К. Рериха, более 40 предметов обстановки, а также рукописи, личные вещи, документы, произведения других художников, посуда, столовое серебро семьи Рерихов.

Уже после войны и гибели почти всей семьи Митусовых в блокаду, активную заботу об оставшихся мемориальных предметах проявляли младшие Рерихи – Юрий Николаевич и Святослав Николаевич.

По желанию Л. С. и Т. С. Митусовых, все эти сокровища стали базовым фондом при создании Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге. Важно помнить, что это прямо соответствует и воле самих Рерихов. Десятого июля 1959 года к сёстрам Митусовым Юрий Николаевич Рерих писал: «Планы музея в Ленинграде не оставлены». Лишь в 2001 году этим планам Рерихов и Митусовых суждено было осуществиться.